по-русски | english
Эл. почта: antanta1999@mail.ru Телефон: 8 (921) 656-97-12
 
 
Газета Правда обр 1938 года. Адвокат Ерофеев Константин Борисович Газета Правда обр 1938 года. Адвокат Ерофеев Константин Борисович

Свобода совести и вероисповедания в государстве Израиль

 

Свобода совести (устойчивый международный термин - freedom of conscience (англ.)) — одно из основных личных прав человека, относящееся к основам демократии и означающее прежде всего свободу индивидуума от любого идеологического контроля, право каждого самостоятельно выбирать для себя систему духовных ценностей. Личные права и свободы человека (их иногда именуют в юридической литературе как гражданские) составляют основу статуса человека, ибо без них теряет смысл конституционное закрепление всех иных прав и свобод. Свобода совести подразумевает право на свободу выбора своего отношения к любой конкретной религии (христианству, исламу, иудаизму и т. д.) и к религии как таковой: быть или не быть последователем той или иной религии; изменять свое отношение к религии или не изменять, отстаивать свои убеждения относительно религии и действовать в соответствии с ними или нет.

На протяжении веков многие философы и правоведы отмечали, что свобода совести — важнейшее право человека. Так, Н. А. Бердяев в книге «Государство» подчеркнул: «Свобода совести — основа всякого права на свободу, поэтому она не может быть отменена или ограничена людской волей, государственной властью. Она есть изъявление Бога. Бог в свободе видит достоинство сотворенного им человека. Только в свободном существе образ и подобие Божии обнаруживаются»1.

Свобода совести во второй половине ХХ в. получила защиту в целом ряде международно-правовых актов. К числу основных таких актов относятся: Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.)2; Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (утверждена резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 18 декабря 1992 г.)3; резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 36/55 от 25 ноября 1981 г. «Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений»4; Заключительный акт СБСЕ (Хельсинки, 1 августа 1975 г.)5.

2008 год отмечен 60-летием принятия Всеобщей декларации прав человека (10 декабря 1948 г.) и создания государства Израиль (14 мая 1948 г. была принята Декларация независимости Израиля).

Ситуация с основными правами и свободами человека и гражданина в Израиле носит во многом уникальный характер. Причиной этого является теократический характер государства (как следует из Декларации независимости Израиля, государство Израиль «будет основано на принципах свободы, справедливости и мира — в соответствии с учением еврейских пророков»6), что не свойственно немусульманским странам. Теократия проявляется в наличии государственной религии — иудаизма, исключительно религиозных браков, неотделимости школы и армии от религиозных организаций, а также в том, что в законодательстве господствуют библейско-талмудические принципы, судопроизводство в области личного статуса граждан является монополией разного рода религиозных (раввинатских) судов, правовой статус граждан зависит от их вероисповедания и др. При этом Израиль — исторически многонациональное (из 7 млн граждан около 22,7 % неевреи, в основном арабы (около 4/5 арабского населения исповедуют ислам, 1/4 — христианство)) и поликонфессиональное государство (основные религии — иудаизм, ислам, христианство, имеется небольшое количество друзов, караимов, самаритян7), а массовая иммиграция последних десятилетий лишь усиливает данную ситуацию. Еще одной особенностью является исключительно враждебное окружение еврейского государства, постоянная угроза широкомасштабной войны и собственная агрессивная политика по отношению к исламскому миру.

В настоящее время источниками израильского права являются законы, разного рода подзаконные акты, судебные прецеденты, правовые обычаи, правовая (в том числе религиозно-правовая) доктрина, иудаистские и мусульманские священные книги. «В соответствии с Основным законом Государства Израиль „О судопроизводстве“ 1984 года судебные полномочия предоставлены Верховному Суду, окружным и мировым судам, а также иным судам, созданным на основании законов Государства Израиль (Книга законов. 1110.8.3.1984. С. 78). Прямо перечисленные в Основном законе суды обычно обозначаются в литературе как „общие суды“ или „суды с неограниченными полномочиями“, в то время как все иные суды идентифицируются термином „специальные суды“ или „суды с ограниченной компетенцией“»8. 

Основополагающим нормативным актом в области прав человека, в частности права на свободу совести и вероисповедания, является Декларация независимости Израиля, положения которой гласят, что Израиль создан на принципах равенства «всех своих граждан без различия расы, религии и пола, гарантирует полную свободу совести, вероисповедания...». В то же время Декларация не носит характер закона и является во многом идеологическим актом. Конституция в Израиле не принята до сих пор из-за противодействия религиозных партий. В 1992 г. парламент Израиля — Кнессет принял Закон о свободе и достоинстве человека, относящийся к квазиконституционным основным законам, который гласит, что «основные права человека в Израиле основаны на признании ценности человека, святости его жизни и свободы, и они будут соблюдаться в соответствии с духом принципов, провозглашенных Декларацией независимости Израиля»9. Отметим, что законодатель не уделяет пристального внимания вопросам соблюдения свободы совести и свободы вероисповедания.

Но и эти декларативные принципы могут быть отменены чрезвычайным законодательством, основным источником которого являются Чрезвычайные указы 1945 г., изданные администрацией британского мандата, разрешающие на территории Израиля применение законов военного времени и предоставляющие армейскому командованию широкие полномочия в законодательной, судебной и исполнительной сферах. Эти Указы были дополнены п. 9 Положения о законе и администрации (1948 г.), а также Чрезвычайными законами, принятыми Кнессетом. Учитывая неослабевающую напряженность с сопредельными территориями, чрезвычайное законодательство широко применяется и до настоящего времени. Примером нарушения законодательства о свободе совести и вероисповедания чрезвычайным законодательством является режим так называемого военного правления, действовавший для арабских граждан страны вплоть до 1966 г.

Наряду с Декларацией независимости Израиля, основными и чрезвычайными законами в части, не противоречащей современному израильскому законодательству, действуют и отдельные правовые нормы Османской империи (в основном в области брачно-семейных отношений и права собственности) и британской оккупационной администрации (британское общее право). Начавшееся массовое переселение в Палестину евреев принесло сюда также еврейское религиозное право, а также нормы прецедентного права. В отсутствие основного конституционного закона о правах Верховный Суд внес значительный вклад в дело защиты гражданских свобод и поддержания правопорядка. В дополнение к конституционным законам в период с 1948 г. по настоящее время Верховным Судом были разработаны основы прецедентного права, которое защищает гражданские свободы как фундаментальные ценности судебной системы Израиля, включая свободу слова, собраний, совести и вероисповедания. В качестве суда первой и последней инстанции Верховный Суд также рассматривает исковые заявления физических лиц к правительственным органам или структурам. Эта система особенно важна в вопросах соблюдения прав человека как для граждан Израиля, так и для палестинцев.

Личный статус гражданина Израиля зависит от вероисповедания и национальности. В соответствии с Законом о юрисдикции раввинатских судов (1953 г.) гражданин Израиля может заключить брак или оформить развод только в соответствии с законами религиозной общины, к которой он приписан. «Института гражданских браков в Израиле не существует»10.

Не имеют возможности заключить брак на территории Израиля следующие категории граждан:

1) лица без определенного вероисповедания, фактически не являющиеся евреями по критериям ортодоксального иудаизма (это от 30 до 50 % репатриантов из бывшего СССР (свыше 300 тыс. человек));

2) люди, чья религиозная принадлежность подвергается сомнению в религиозных судах, в том числе Главном раввинате Израиля (к ним относятся караимы (по разным данным, от 12 до 20 тыс. человек), а также граждане, прошедшие неортодоксальный гиюр (гиюр — обращение нееврея в иудаизм, а также связанный с этим обряд — неортодоксальный гиюр — обращение в реформистских или консервативных иудейских общинах) за пределами Израиля);

3) пары, состоящие из лиц разного вероисповедания (единственной возможностью заключить брак для них является прохождение гиюра неиудеем);

4) незаконнорожденные по галахе (галаха — часть Талмуда, содержащая развитие библейского законодательства, разнообразные постановления, касающиеся религиозной и гражданской жизни, и толкования законов, записанные на основании преданий), список которых имеется в Министерстве по делам религий;

5) кохены (потомки касты священников), не имеющие права жениться на разведенной либо принявшей гиюр женщине;

6) вдовы, не имеющие детей (не могут вступить в повторный брак, прежде чем не состоится обряд ее отказа от брака с братом умершего супруга (так называемый левитарный брак); проведение обряда возможно по достижении братом покойного 13-летнего возраста);

7) лица, желающие заключить гражданский брак.

Альтернативные способы заключения браков (за границей, в консульствах, через доверенных лиц и др.) встречают противодействие Министерства внутренних дел. Совместная жизнь без официального заключения брака не дает гарантий выплаты алиментов в случае развода.

Супруг, как правило, не может прибыть в Израиль вместе с гражданином Израиля. Необходимо подготовить документы, подтверждающие нефиктивность брака: предыдущие совместные фотографии, переписку, распечатку телефонных переговоров, свидетельства близких родственников, в том числе родителей. Все эти документы гражданин Израиля по возвращении в Израиль представляет в Министерство внутренних дел вместе с просьбой дать разрешение супругу въехать в Израиль в качестве «туриста, но жены».

Процедуры гражданского развода в Израиле также не существует. Супруги, заключившие брак вне территории Израиля, также разводятся в раввинатском суде. Закон о равенстве прав женщин (1951 г.) закрепляет нормы, что равенство женщин не касается брачно-семейной сферы, что является дискриминирующей женщину нормой. Ортодоксальный иудаизм резко противится разводам, признавая развод лишь по взаимному согласию мужчины и женщины. Раввинатский суд в ряде случаев может позволить мужчине заключить новый брак, формально не расторгая первый. Женщина, не получившая от мужа гета (разводного письма) не сможет вступить в брак вторично, ее дети от другого мужчины будут незаконнорожденными. Агуны (женщины, чьи мужья пропали без вести) по галахе могут не получить права снова выйти замуж.

Расторжение браков между представителями разных конфессий подсудно Верховному Суду, но в нарушение закона раввинатские суды часто рассматривают и такие ситуации. В Израиле существует процедура принятия в евреи (гиюр), что сказывается на комплексе прав и обязанностей человека. В частности, национальность и вероисповедание граждан указываются в удостоверении личности. В соответствии с п. 4б Закона о возвращении11 (поправка 1970 г.) «„евреем“ считается тот, кто рожден от матери-еврейки и не перешел в другое вероисповедание, а также лицо, принявшее иудаизм» (этот же пункт в редакции 1958 г. звучал так: «тот, кто чистосердечно декларирует, что он является евреем и не принадлежит к иной конфессии, регистрируется как еврей»). Ортодоксальный иудаизм не признает евреями детей из других стран, усыновленных израильскими родителями, репатриантов, не являющихся евреям по галахе, израильтян, прошедших реформистский или консервативный гиюр и прошедших гиюр за границей.

Существует целый ряд судебных процессов, решения которых ставили непреодолимые препятствия в области реализации прав и свобод человека и гражданина лицам, чей гиюр не был признан ортодоксами. Одним из известных судебных прецедентов является дело брата Даниэля. В 1962 г. Освальд Руфайзен, более известный как брат Даниэль, католический монах и еврей по рождению, пожелал в соответствии с Законом о возвращении получить израильское гражданство. Когда ему было отказано на основании «процедурных распоряжений» от 1 января 1960 г., он подал апелляцию в Верховный Суд Израиля (дело № 72/62, Освальд Руфайзен против министра внутренних дел). Верховный Суд, признав, что галаха считает выкрестов евреями и что ни один израильский закон не определяет понятия «еврей», не признал галаху частью израильских законов. Суд постановил, что в связи с отсутствием писаных законодательных норм и исходя из светского характера Закона о возвращении понятие «еврей» следует толковать не в строго галахическом смысле, а ориентируясь на субъективное мнение большинства народа, согласно тому, «как это слово звучит в наши дни в устах народа» (формулировка судьи Берензона), «так, как мы, евреи, понимаем его» (формулировка судьи Зильбера), или просто в соответствии с мнением простого еврея «с улицы». Тем самым, по мнению Верховного Суда, «еврей — это тот, кого другие евреи считают евреем». Суд аргументировал свое решение и тем, что, поскольку ни отцы сионизма, ни любой еврей никогда бы не сочли евреем верующего христианина, Закон о возвращении не распространяется на лиц, рожденных евреями, но добровольно сменивших вероисповедание. Иск брата Даниэля о репатриации был отвергнут.

Не менее показательным является дело майора Шалита. В 1968 г. майор израильского Военно-морского флота Беньямин Шалит, женатый на шотландке-атеистке, обратился в Управление регистрации населения с просьбой записать его дочь, Галю, родившуюся в Израиле, в качестве еврейки по национальности. По галахе дочь не могла считаться еврейкой, поскольку была рождена не от еврейской матери, поэтому в графах «вероисповедание» и «национальность» был поставлен прочерк. Шалит из патриотических побуждений настаивал на том, чтобы у его дочери в графе «национальность» было указано «еврейка». Тем не менее он был готов пойти на компромисс и записать вместо национальности «израильтянка». Ему было отказано на основании процедурных распоряжений от 1 января 1960 г. Шалит подал апелляцию в Верховный Суд Израиля (дело № 58/68), который, приняв к рассмотрению дело Шалита, обратился в Кнессет с предложением отменить графы «вероисповедание» и «национальность» в удостоверении личности, что вызвало резкое противодействие религиозных партий. Рассмотрение дела продолжалось более года, голоса судей разделились: из девяти судей пять было «за» и четыре «против», причем каждый из девяти судей написал свое особое мнение, что отражает глубокий раскол израильского общества по вопросу о том, кого считать евреем. В результате суд вынес решение в пользу Шалита и обязал Управление регистрации населения зарегистрировать Галю Шалит и ее брата Орена евреями по национальности. Верховный Суд отметил в своем заключении, что Управление регистрации населения является аппаратом сбора информации для государства и поэтому не должно вмешиваться в вопросы национальной идентификации ребенка.

Однако спустя короткое время Кнессет, находившийся под влиянием прецедентного решения Верховного Суда, ужесточил требования к признанию еврейства в Законе о возвращении. Третьего ребенка майора Шалита Томера отказались зарегистрировать евреем, и Верховный Суд подтвердил данное решение.

Отметим, что практика раввинатских судов противоречит так называемому нюрнбергскому законодательству в память о практике нацистов, признававших евреями всех тех, чьи хотя бы один дед или бабка являлись евреями. Данный прецедент отразился на практике усыновления, особенно детей-неевреев родителями-евреями.

Серьезной проблемой является освобождение от военной службы по религиозным мотивам. «Ежегодно несколько десятков военнообязанных просят полностью освободить их от службы в Армии обороны Израиля, утверждая, что армейская служба идет вразрез с их принципами и ущемляет их свободу совести. Причины называются самые разные — от пацифизма, гражданского или религиозного, и до вегетарианства, неготовности носить обувь, сшитую из шкуры убитого животного. Случаи, когда армия удовлетворяет такое прошение, единичны»12.

Погребение по религиозным обрядам в Израиле осуществляется специальным похоронным обществом «Хевра кадиша» («Святое братство»). Однако на ортодоксальных кладбищах не могут быть похоронены неевреи по галахе и так называемые сомнительные евреи, чье происхождение не доказано. Эти граждане захораниваются на специальных участках все тем же «Хевра кадиша», но без всякого обряда. Существует небольшое количество гражданских кладбищ, где захоронение осуществляется государством по нерелигиозной церемонии в соответствии с Законом об альтернативном гражданском захоронении (1998 г.). В связи с наплывом репатриантов из бывшего СССР потребность в гражданских кладбищах резко возрастает. Широкий резонанс получил случай13 с захоронением мальчика по фамилии Песахович, погибшего в результате террористического акта в Иерусалиме в 1997 г. Его тело два дня перевозили с одного кладбища на другое, наконец, он был погребен на бахайском кладбище. На ряде кладбищ раввины запрещают делать надписи на иностранных языках, в том числе русском.

По мнению ряда правозащитных организаций, в Израиле существует дискриминация в области образования по вероисповедному признаку. Учащиеся йешив (высших духовных учебных заведений) не платят за обучение, на время учебы освобождаются от службы в армии (при этом время учебы не ограничено), получают пособия и дотации, освобождаются от налогообложения. Студенты светских высших учебных заведений (их число почти в 2,5 раза меньше числа учащихся йешив) платят за обучение, учатся строго определенный срок, призываются на службу в армию. Йешивы реформистского и консервативного иудаизма не получают финансирования на том основании, что обучение мужчин и женщин в них осуществляется совместно.

Выходными днями в Израиле являются субботы и еврейские праздники. В эти дни закрыты многие магазины, развлекательные учреждения. На владельцев предприятий может быть наложен штраф за привлечение к работе работников-евреев в выходные дни. В выходные дни не работает общественный транспорт, социально не защищенные слои населения (как правило, репатрианты) фактически лишены права на передвижение.

В заключение отметим, что, по оценкам международной правозащитной организации Freedom House14, Израиль является свободной страной (индекс свободы — 2), а нарушения прав человека не носят систематического характера. В то же время индекс свободы на оккупированных территориях очень низок и равен шести. Государственный департамент США также свидетельствует о наличии основных законов, защищающих права религиозных меньшинств, но и указывает на многочисленные нарушения прав человека на свободу совести и вероисповедания в Израиле, особенно на оккупированных территориях. В отчете за 2005 г. критикуется отношение Израиля к неортодоксальным течениям иудаизма, мессианским евреям, а также религиозным обрядам иностранных рабочих; дискриминация граждан и жителей-неевреев, подавляющее большинство из которых составляют арабы-мусульмане и христиане, в сферах трудоустройства, образования и жилья; впервые упоминаются отношение государства к нееврейским супругам евреев-репатриантов, дискриминация в финансировании учебных заведений в пользу ортодоксов, а также отсутствие сдвигов в вопросе гражданских браков. Отмечается деструктивная деятельность антимиссионерских групп ортодоксальных иудеев в отношении религиозных конкурентов — мессианских евреев. Как и отчет за 2004 г., документ подтверждает «отсутствие изменений» в Израиле в вопросах свободы совести и свободы вероисповеданий, но в заключительных формулировках говорится о небольших улучшениях в данной области. В то же время свобода совести и свобода вероисповедания — основные и неотъемлемые права человека, даже их малейшее нарушение вызывает самые серьезные последствия, тем более что по определению Верховного Суда Израиля права человека в этом государстве являются «смутным, туманным и гибким понятием».



Юридические

Место нахождения религиозной организации
Журнал «Юстиция», январь 2007
Особенности правового регулирования наименования некоммерческой организации
Журнал «Бухгалтерский учет в бюджетных и некоммерческих организациях», 17 сентября 2008
Правовой статус вероисповедальных кладбищ
Журнал «Религия и право», январь, 2009
Католицизм и свобода совести. Историко-правовой анализ
Журнал «Политика и общество», январь 2008

Публицистические

Мульти-пульти
Газета «Московский литератор», 11, 2006
Му на острове (немного о кинофильме «Остров»)
Газета «Московский литератор», 1, 2007
 
     
Дизайн сайта — студия Артема Сучкова